НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧ НАУМОВ

ЭКОЛОГ
НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧ НАУМОВ

Выдающийся российский (советский) эколог Николай Павлович Наумов (25 ноября 1902 г. — 2 февраля 1987 г.) — инициатор восстановления преподавания экологии в послево- енный период. Его учебник «Экология животных» издан во многих странах мира. Экология для Н.П. Наумова была наукой о биологических системах надорганизменного уровня (попу- ляции и биогеоценозы). Экология, по мнению Н.П. Наумова, имеет большое практическое значение. Центральное место в научных исследованиях Н.П. Наумова занимают структура и функционирование надорганизменных систем. Наумов — автор концепции биологического сигнального поля. Фундаментальным положением концепции является то, что структурой и функциями экологических систем управляют не только вещественно-энергетические, но и коммуникативные процессы.

Ключевые слова: экология, Николай Павлович Наумов, надорганизменные системы, био- логическое сигнальное поле

Среди отечественных ученых заметное влияние на развитие экологии в России оказал профессор Московского университета им. М.В. Ломоносова Николай Пав- лович Наумов (25 ноября 1902 г. — 2 февраля 1987 г.). С 1958 по 1970 гг. Николай Павлович занимал должность декана биолого-почвенного факультета МГУ, а с 1951по1982 гг. — заведовал кафедрой зоологии по-

звоночных. В эти же годы он возглавлял многочис- ленные государственные научные и образовательные программы, на десятилетия определившие направ- ления развития экологии в нашей стране.

Предлагаемое сообщение представляет собой адаптированный к журнальной публикации доклад «Н.П. Наумов и экология», прочитанный 7 декабря 2017 г. на Ученом совете биологического факультета МГУ, посвященном 115-й годовщине со дня рожде- ния профессора Наумова.

Много интересных фактов из личной и творческой биографии Н.П. Наумова, уникальные фотографии и библиографию его трудов можно найти в статье,

HISTORY EDUCATION 585

Никольский А.А. Вестник РУДН. Серия: Экология и безопасность жизнедеятельности. 2017. Т. 25. No 4. С. 585—594

опубликованной внуками Николая Павловича, Н.Д. и А.Д. Поярковыми, и его ближайшим учеником Г.Н. Симкиным [1].

В последние годы в обыденном сознании экология ассоциируется с наукой о загрязненности. Это направление исследований актуально, имеет огромное прак- тическое значение, но не является экологией. Его целесообразно отделить от экологии и называть «поллютология». Тем более, что прецедент уже создан: в научную литературу вошел и не вызывает возражений термин «поллютанты» (на- пример, монография Э.В. Ивантера и Н.В. Медведева, вышедшая в Издательстве «Наука» [2]).

Сказанное о поллютологии я прошу рассматривать как дискуссию, к которой на страницах «Вестника РУДН ...» призывают авторы редакционной статьи, от- крывающей первый номер этого журнала за 2017-й год [3].

Ясный ответ на вопрос, чем была экология для Н.П. Наумова, одного из самых авторитетных экологов второй половины прошлого столетия, можно найти в его «Предисловии к русскому изданию» «Основ экологии» [4] американского эколо- га Юджина Одума, вышедшего в 1975 г. Наумов [4. С. 5] писал: «Основная при- чина возрастания интереса к экологии — науке о биологических системах надор- ганизменного уровня — ее тесная связь с важнейшими проблемами современно- го мира: угрозой истощения природных ресурсов, загрязнения и отравления среды промышленными отходами и разрушения естественных сообществ». То есть, экология для Наумова была биологической наукой, наукой о биологических системах надорганизменного уровня, наукой, связанной с важнейшими проблема- ми современного мира. Связанной с проблемами современного мира, но не тожде- ственной им. Эти проблемы связаны с экологией, но экологией не являются. Так же как многие инженерные отрасли (строительство, например) связаны с физи- кой, но физикой не являются.

Интерес Н.П. Наумова к экологии, как науке о биологических системах на- дорганизменного уровня, находим во многих его ранних работах [1], но первый, наиболее заметный след в экологии Николай Павлович внес в 1948 году, опубли- ковав докторскую диссертацию «Очерки сравнительной экологии мышевидных грызунов» [5]. Спустя 70 лет книга не потеряла актуальности. Основная идея кни- ги заключается в анализе влияния множества экологических факторов на фор- мирование жизненных форм грызунов. Основной вывод, к которому приходит Наумов, состоит в том, что наиболее существенным отличием жизненных форм служат особенности питания, которым подчинены морфология и образ жизни животных, а главная движущая сила специализации — конкуренция за ресурсы.

Николай Павлович чувствовал личную ответственность за развитие экологии в нашей стране, как самостоятельного научного направления, и за преподавание экологии. Ему принадлежит честь восстановления преподавания экологии в выс- шей школе в послевоенный период.

В 1945 году вышло второе издание «Основ экологии животных» Даниила Ни- колаевича Кашкарова [6], ведущего советского эколога в довоенный период [7], скончавшегося в ноябре 1941 г. И только в 1955 г. вышло первое издание книги Наумова «Экология животных» [8], рекомендованное Министерством высшего образования СССР в качестве учебного пособия. Это пособие стало первым за

586 ИСТОРИЯ НАУКИ

Nikolsky A.A. RUDN Journal of Ecology and Life Safety, 2017, 25 (4), 585—594

послевоенный период, фактически, учебником экологии. В 1963 году вышло вто- рое издание «Экологии животных» [9]. Оба издания были переведены и изданы в США, Великобритании, Японии, Китае, Вьетнаме, Румынии и Польше [на- пример, работы 10; 11], оказав влияние на развитие экологии в мире. Причем, не только в «лагере социализма», как можно было бы ожидать, исходя из идеологии того времени, но и по ту сторону «железного занавеса». Последнее существенно, так как говорит о признании мировым научным сообществом высокого уровня развития экологии в нашей стране.

Оба издания включают все основные разделы экологии: факториальная эко- логия, популяционная экология, экология сообществ, трофоэкология, физио- логические и биохимические аспекты экологии и, конечно, ее практическое зна- чение. Прикладным аспектам науки Николай Павлович всегда придавал особое значение.

«Экологию животных» [8] завершает глава «Влияние человеческой деятель- ности на численность, распространение и образ жизни отдельных видов живот- ных, состав и строение сообществ». В названии главы расставлены акценты, ре- ализованные в соответствующих разделах, таких как влияние земледелия на жизнь диких животных, значение лесного хозяйства и промысла в жизни животных, животные синантропы в населенных пунктах, плановая переделка природы в нашей стране.

Последний раздел (выделено курсивом) это не просто дань идеологии того времени. Николая Павловича всегда интересовало взаимоотношение природы и общества. И хотя начало главы может показаться политизированным, оно абсо- лютно адекватно отражает суть ее содержания. Николай Павлович ссылается на К. Маркса [8. С. 467]: «Культура, если она развивается стихийно, а не направля- ется сознательно (курсив Н.П.) ... оставляет после себя пустыню». Пустыня — это образ. Сегодня нам известны десятки пустынь на всех континентах, оставленных стихийной культурой человека за последние 10 тыс. лет, со времени появления земледелия. Кстати, культура, от латинского cultura — возделывание.

Получившая широкое распространение современная концепция «устойчиво- го развития» представляет собой не что иное, как попытку Организации Объеди- ненных Наций сознательно направлять развитие цивилизации, ее культуру, в нужном, по мнению ООН, направлении.

Николай Павлович свободно ориентировался во всех аспектах современной ему экологии, но ее основой он всегда считал функционирование живых систем самого высокого, надорганизменного уровня — популяций и биогеоценозов.

Концепцию структуры и функционирования надорганизменных систем На- умов наиболее полно, глубоко, на конкретных примерах развил в монографии «Природный очаг чумы в Приаральских Каракумах» [12], написанной Николаем Павловичем совместно с его учениками В.С. Лобачёвым, П.П. Дмитриевым и В.М. Смириным.

«Природный очаг чумы в Приаральских Каракумах» — это блестящий пример полноты экологического анализа природного явления, в котором задействовано множество взаимосвязанных компонентов, образующих сложнейшую, многоуров- невую систему. Методология этого выдающегося труда основана на концепции,

HISTORY EDUCATION 587

Никольский А.А. Вестник РУДН. Серия: Экология и безопасность жизнедеятельности. 2017. Т. 25. No 4. С. 585—594

которой Наумов придерживался на протяжении всей своей творческой деятель- ности. Основу этой методологии составляют представления об уровнях органи- зации живой материи — прежде всего, популяционный и биоценотический уров- ни, что нашло развитие во многих публикациях Наумова [например, в работах 13; 14].

Проведя детальный анализ специфики ландшафта на территории природного очага, специфики динамики пространственно-демографической структуры по- пуляции большой песчанки — основного компонента природного очага чумы в Приаралье и специфики динамики эпизоотий чумы, авторы предложили эффек- тивные методы воздействия на природный очаг этой особо опасной инфекции на огромной территории.

В конце 1973 г. произошло интересное событие в отечественной экологии — состоялась Пятая Всесоюзная экологическая конференция, созванная по ини- циативе Николая Павловича и академика Станислава Семёновича Шварца, ди- ректораИнститутаэкологиирастенийиживотныхАНСССР.Конференциябыла задумана как дискуссия о том, что такое экология и каково ее главное содержание. Всего было 10 докладов и 8 докладчиков. Конференция проходила в форме пле- нарных докладов в Большой биологической аудитории биологического факуль- тета МГУ.

Интригу усиливало то, что Наумов и Шварц выступили с докладами под одним и тем же названием — «Теоретические основы и принципы экологии». Уже в то время были заметны расхождения во взглядах на содержание экологии как науки. Двумя лидерами отечественной экологии было принято решение обсудить про- блему в кругу ведущих специалистов. К началу конференции был издан сборник, общим объемом 175 страниц и тиражом 500 экземпляров. Помимо Н.П. Наумо- ва и С.С. Шварца с докладами выступили признанные в экологии того времени авторитеты: М.С. Гиляров, Д.А. Криволуцкий, Г.А. Викторов, И.Я. Поляков, Н.Н. Данилов, В.А. Попов.

В докладе, которым Николай Павлович открывал конференцию, он опирает- ся на определение экологии, данное Геккелем [15; 7]. Ясно обозначив свое кредо эколога, Наумов пишет [16. С. 4]: «С момента формирования ее (экологии) ос- новной целью стало изучение надорганизменных систем». И далее [16. С. 5]: «Она особенно осложнена существованием двух относительно самостоятельных аспек- тов организации надорганизменных систем: таксономического и биоценотиче- ского. Каждый вид представляет целостную систему взаимодействующих попу- ляций ... Но в то же время каждая популяция может существовать только как часть биоценоза ...». И, наконец [16. С. 6]: «Своеобразное “двойное подчинение” по- пуляций, каждая из которых, с одной стороны, является частью целостного вида, а с другой, своим существованием обязана местному биогеоценозу, всегда ощу- щалось экологами и нашло свое отражение в деление экологии на аут- и синэко- логию».

Это «своеобразное “двойное подчинение” популяций» подтверждается много- численными примерами. Результат «двойного подчинения» есть реализация по- пуляциями генотипа и реализация видами экологической ниши [17].

588 ИСТОРИЯ НАУКИ

Nikolsky A.A. RUDN Journal of Ecology and Life Safety, 2017, 25 (4), 585—594

В этом же докладе Наумов развивает концепцию биологического сигнального поля, подчеркивая, что оно является компонентом биогеоценоза. Впервые эту концепцию Наумов изложил в 1971 году в статье, опубликованной в «Журнале общей биологии» [14].

Итогом раздумий Николая Павловича над сущностью биологических сигналь- ныхполейживотныхможносчитатьбольшуюстатью,опубликованнуюимв1977г. в сборнике пленарных докладов Первого международного териологического кон- гресса, который проходил в стенах Московского университета [18].

Фундаментальным положением концепции биологического сигнального поля является то, что структурой и функциями экологических систем управляют не только вещественно-энергетические, но и коммуникативные процессы [19. С. 809]: «Измененная воздействием организмов среда становится неотъемлемой частью экосистем, т.е. пространственной основой популяций и биоценозов. Че- рез атмосферу, воду, грунт и почву биотопа от одних особей к другим передаются не только вещества и энергия, но и информация, накопление которой увеличи- вает устойчивость надорганизменных систем». Совокупность таких систем сиг- нализации Н.П. Наумов назвал «биологическим сигнальным полем».

Наиболее емкое определение сигнального поля было опубликовано в работе «Теоретические основы и принципы экологии», в уже упоминавшемся докладе Пятой Всесоюзной экологической конференции [16. С. 16]: «Химические, аку- стические, оптические и др. сигнальные системы разных видов, накладываясь друг на друга и интегрируясь, могут образовывать “общее сигнальное поле био- ценоза”. Оно представляет совокупность вносимых (и внесенных предыдущими поколениями) животными, растениями и микроорганизмами специфических и неспецифических изменений в окружающую среду, приобретающих сигнальное значение. Такое поле ... способствует целесообразной организации поведения, позволяя использовать опыт предыдущих поколений. Иными словами, биологи- ческое сигнальное поле — видоизмененная деятельностью организмов среда — представляет своеобразный аппарат памяти (переработки и хранения информа- ции) в такой надорганизменной системе как биогеоценоз».

По сути, Николай Павлович обратил внимание на то, что помимо генетиче- ского наследования информации в череде поколений и культурных традиций, существует еще один механизм передачи информации от поколения к поколе- нию — экологическое наследование [7].

С участием Николая Павловича начались полевые исследования биологиче- ского сигнального поля млекопитающих. Уже в 1975 г. в журнале «Экология» было опубликовано краткое сообщение «Пространственно-временная характеристика биологического сигнального поля (на примере рева бухарского оленя)» [20]. А в 1981 г. в «Вопросах териологии» опубликована 30-страничная статья «Социальное поведение песца на острове Медном. Факторы, определяющие пространственно- временной режим активности» [21], где впервые показано, что биологическое сигнальное поле организует режим использования территории животными. В этой работе предложено одно из ключевых понятий концепции биологического сиг- нального поля «матрица стабильных элементов». Соавторами этого выдающего-

HISTORY EDUCATION 589

Никольский А.А. Вестник РУДН. Серия: Экология и безопасность жизнедеятельности. 2017. Т. 25. No 4. С. 585—594

ся полевого исследования стали ближайшие ученики Николая Павловича — М.Е. Гольцман, Е.П. Крученкова, Н.Г. Овсяников, С.В. Попов, В.М. Смирин.

В этом же томе «Вопросов териологии» опубликована статья ученицы Николая Павловича О.Б. Переладовой [22] «Пространственно-временная динамика рева кавказского и бухарского оленей», где показана связь между стабильными и не- стабильными элементами сигнального поля.

Я с удовольствием обращаю внимание на то, что сегодня у профессора Наумо- ва находится множество последователей. В 2012 г., в год 110-летия Николая Пав- ловича, благодаря содействию академика В.В. Рожнова состоялась большая кон- ференция «Биологическое сигнальное поле млекопитающих» и был опубликован великолепно изданный сборник докладов, собравший на 320 страницах 36 статей около 50 авторов [23]. Экологические аспекты концепции биологического сиг- нального поля обсуждаются также в работах [24—26].

Николай Павлович ясно видел, что экологическое знание становится инстру- ментом политики. Этому, например, посвящена вся заключительная часть «Пре- дисловия к русскому изданию» «Основ экологии» Одума, где Наумов, в частности, пишет [4. С. 6]: «Скептицизм и пессимизм автора по поводу многих сторон при- роды и общества, видимо, обусловлен действительно тяжелой ситуацией в капи- талистическом мире, где дисгармония между темпами технического развития и пороками организации производственной и общественной деятельности стано- вится все более отчетливой».

С пониманием воспринимая риторику того времени, спустя 40 лет мы видим, что Организация Объединенных Наций, предлагая концепцию устойчивого раз- вития, по сути, говорит о том же. Вот как это звучит в Резолюции, принятой на Генеральной Ассамблее ООН 25 сентября 2015 г. [27]: «Нам видится мир, ... в ко- тором модели потребления и производства и использование всех природных ре- сурсов ... носят рациональный характер ... Мир, в котором человек живет в гар- монии с природой ... К 2020 году обеспечить учет ценности экосистем ... в ходе общенационального и местного планирования...». И так далее. На десятках стра- ниц.

К сожалению, в последние четверть века понятие «экология» приобретает рас- ширительный смысл, уступая свои традиционные позиции неоэкологам, у каж- дого из которых своя экология — экология культуры, экология личности, соци- альная экология, эндоэкология и т.п. Приставка эко удобна для конструирования «новых направлений» в науке. Но ее использование всюду и всеми размывает науку. Расширительное использование «эко» контрпродуктивно и не так безобид- но, как может показаться. Например, один из ведущих преподавателей РУДН (не эколог) вот уже 20 лет, начиная свое знакомство со студентами 1-го курса, объ- являет им, что «экология — НЕ наука». С этим «экология — НЕ наука» студенты- экологи живут на экологическом факультете 4 года и с тем же поступают в маги- стратуру, а некоторые из них, спустя несколько лет, защищают кандидатские дис- сертации по экологии.

Хаос, царящий в современной экологии, обязывает нас вернуться к ясному пониманию того, что экология — это наука о биологических системах надорга- низменного уровня [4] и что пришло время отделить поллютологию от экологии.

590 ИСТОРИЯ НАУКИ

Nikolsky A.A. RUDN Journal of Ecology and Life Safety, 2017, 25 (4), 585—594

Благодарности. Я благодарю заведующего кафедрой зоологии позвоночных биологического факультета МГУ профессора Л.П. Корзуна за приглашение при- нять участие и выступить с докладом на Ученом совете факультета, посвященном памяти Н.П. Наумова, внука Н.П. Наумова А.Д. Пояркова за ценные замечания в процессе работы над рукописью, Е.А. Ванисову за всестороннюю помощь при подготовке рукописи к опубликованию.